<<
>>

«Спидофобия» и требования медицинской этики

Основными этическими проблемами, связанными с распростра­нением ВИЧ-инфекции, являются равный доступ к лечению, полу­чение информированного согласия на диагностику инфекции, со­блюдение конфиденциальности как в связи с оказанием медицинской помощи, так и в различных социальных ситуациях; и, наконец, стиг­матизация и дискриминация людей, живущих с ВИЧ/СПИД.

Многообразие морально-этических вопросов, связанных с ВИЧ- инфекцией, определяется следующими факторами:

• СПИД - заболевание с чрезвычайно высокой смертностью;

• ВИЧ-инфекция уже стала пандемией, то есть ее распростране­ние не сдерживается ни географическими, ни государственны­ми, ни культурными границами;

• этиология СПИДа в большинстве случаев связана с интимней­шими сторонами жизни людей, с человеческой сексуальностью, а также с такими формами девиантного поведения, как злоупо­требление наркотиками;

• естественный страх человека перед неизлечимой болезнью часто становится источником неадекватного поведения многих людей в отношении СПИДа, что, в свою очередь, порождает своеобраз­ный феномен массового сознания - «спидофобию»;

• высокая стоимость лечения ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом в сочетании с неуклонным ростом числа лиц, нужда­

ющихся в таком лечении, побуждает к спорам на темы соци­альной справедливости, оптимального распределения ресур­сов здравоохранения, которые даже в богатых странах всегда ограничены;

• практически все важнейшие вопросы современной медицин­ской этики (сохранение врачебной тайны, уважение автономии личности пациента, предупреждение дискриминации пациентов в связи с характером их заболевания, право больного на достой­ную смерть и т.д.) концентрируются в анализе ВИЧ-инфекции и СПИДа.

Во-первых, к моментам, несомненно приводящим к возникнове­нию этических проблем, относится некоторая специфика континген­тов ВИЧ-инфицированных лиц.

В США и Западной Европе в начале эпидемии преобладающими контингентами оказались мужчины - го­мосексуалисты и наркоманы, национальные меньшинства (африкан­цы, гаитяне). Негативное отношение к некоторым из них в ряде случа­ев порождало такое же отношение и ко всем больным СПИД. У многих врачей возникает ощущение, что СПИД служит как бы наказанием за «неправильное поведение» (без уточнения конкретных случаев). В иных ситуациях врач начинает по-разному относиться к пациен­там из различных групп риска, что часто создает этический, а иногда и «производственный» конфликт. С этим, а не только со страхом за­ражения, были связаны некоторые случаи отказа в медицинской по­мощи. В некоторых исследованиях обнаружено, что медики в целом хуже относятся к больным СПИД гомосексуалистам и наркоманам, средне - к заразившимся при гетеросексуальных контактах и лучше - к зараженным при переливании крови. Такая дифференциация, несо­мненно, становится своеобразной проблемой, так как противоречит концепции о равных возможностях людей в получении медицинской помощи. Любопытно, что врачи-гомосексуалисты хуже относятся к пациентам-гетеросексуалистам.

Во-вторых, особую проблему представляет врачебная тайна при ВИЧ-инфекции. Как правило, там, где впервые выявляется ВИЧ- инфицированный, его имя быстро становится известным окружаю­щим. С одной стороны, существующие законы защищают право на конфиденциальность и даже вводят наказание за ее нарушение. С другой стороны, в рамках процесса оказания медицинской помощи о статусе пациента узнает большое количество людей, напрямую нево- влеченных в нее, или требуется сообщение о своем статусе, когда это не является обязательным (например, при выполнении медицинских

вмешательств, которые и без этого должны были бы проводиться с со­блюдением всех необходимых норм безопасности). В немедицинских ситуациях сохраняется требование о необходимости тестирования на ВИЧ даже тогда, когда в этом нет прямой необходимости (например, при трудоустройстве или начале учебы).

Отмечаются многочисленные примеры дискриминации лиц с ВИЧ-инфекциями при разглашении врачебной тайны коллегам и посторонним, а также административ­ным инстанциям.

Некоторые врачи первым делом считают уведомить о больном мэра, губернатора и прочее начальство. В результате, жизнь инфици­рованных превращается в истинный кошмар. Фактически все ВИЧ- инфицированные находятся в состоянии глубокого стресса с момента известия о заражении. Врачи, нарушая врачебную тайну (часто из луч­ших побуждений), еще более усиливают стрессовую ситуацию. Неко­торые исследователи сравнивают положение ВИЧ-инфицированного по глубине стресса с пребыванием в концентрационном лагере.

В-третьих, наличие ВИЧ/СПИД значительно ограничивает авто­номию пострадавших людей. Выделяют перечень основных аспектов автономии, которые следует учитывать при реализации этого принци­па в медицинской практике: информированное согласие, право паци­ента на отказ от обследования или лечения, на полную информацию о заболевании и лечении, на содействие в осуществлении автономного решения и т.п.

Особые сложности возникают тогда, когда люди с ВИЧ-инфекцией не хотят сообщать об этом факте своим половым партнерам, опаса­ясь разрыва отношений. При этом предупреждение партнера врачом, произведенное с благой целью предотвратить опасность заражения, нарушит правило конфиденциальности. В этом случае наилучшим ре­шением могло бы стать убеждение человека в необходимости самому поставить в известность партнера.

Долгое время практиковалось обязательное (не учитывающее же­лания) тестирование на ВИЧ, и до настоящего времени оно сохраняет­ся для заключенных, военнослужащих, некоторых групп медицинских пациентов, при устройстве на некоторые виды работ. Таким образом, нарушается принцип получения информированного согласия на про­ведение данной процедуры, а также «право не знать» свой диагноз. Информирование должно также включать гарантии сохранения кон­фиденциальности результатов и защиту данных.

В некоторых ситуациях это может вступить в противоречие с необходимостью следовать норме «правдивости», но, как известно,

принцип более важен, чем норма.

Правдивость важна при сообще­нии специалистом обо всех сторонах, в том числе и побочных эф­фектах, медицинских вмешательств (например, АРВТ или лечения сопутствующих инфекций). Во многих ситуациях принцип автоно­мии соблюдается формально: так, практика предтестового и после- тестового консультирования (информирования), как правило, не проводится, а после получения «положительных» результатов паци­енту необходимые сведения сообщаются постфактум и напрямую: «у вас ВИЧ». При этом игнорируется то, что сообщение диагноза вы­зовет у любого человека психологический шок и негативные эмо­циональные переживания, и человеку необходима поддержка, а не слова: «а чего же вы хотели, употребляя наркотик (занимаясь сексом с мужчинами, за деньги или небезопасно)». Частым оправданием не­получения информированного согласия служит то, что «пациенты («а ведь это наркозависимые, гомосексуалисты, проститутки») сво­им поведением угрожают здоровью других и поэтому к ним можно применять любые меры принуждения. Фактически безграмотное поведение медицинских работников достаточно часто провоцирует острые психические реакции у пациентов, что влечет за собой агрес­сивное поведение и самоубийства.

Принцип непричинения вреда в отношении проблемы ВИЧ/ СПИД может быть реализован не только путем проведения лечения с наименьшим количеством негативных последствий, но и в необхо­димости признания того, что в некоторых ситуациях вред не может быть устранен полностью, и его нужно хотя бы снизить. На последнем положении и основаны так называемые подходы «снижения вреда», которые не пытаются уничтожить наркопотребление, гомосексуаль­ность или рискованное сексуальное поведение. Они ставят своей це­лью: уменьшение последствий этого поведения и обучение людей, как жить с ним менее опасно для себя. К таким подходам, продемонстри­ровавшим как эффективность в уменьшении распространения ВИЧ- инфекции, так и принятие их уязвимыми группами, стали программы обмена шприцев и игл, обеспечение средствами для более безопасных сексуальных практик, обучение людей стратегиям профилактики по принципу «равный равному» (т.к. традиционная модель «специалист - нуждающийся» во многих ситуациях продемонстрировала свою низ­кую эффективность), социальная работа, группы поддержки.

В-четвертых, стигматизация и дискриминация людей, живущих с ВИЧ/СПИД, завершают круг наиболее тяжелых последствий этой проблемы. Дискриминацией называют различные формы проявления

социальной агрессии и изоляции по отношению к тем, кто обладает опасными «порочными» качествами («стигмами»). А стигматизация - это процесс наделения этими качествами определенных групп людей. Широко распространенная «спидофобия» - одна из наиболее тяже­лых форм стигматизации. «Спидофобия» - социально-психологи­ческий феномен, аналогичный «канцерофобии», сифилофобии и т.п. Неизбежной реакцией большинства людей на слово «СПИД» является страх. Страх перед заражением, перед умиранием, смертью, бессилием медицины и общества в целом, неспособных противопоставить СПИ­Ду что-либо действенное. Одно из парадоксальных проявлений спи­дофобии - бессознательное стремление людей «забыть» об угрозе, от­вернуться от нее. Это проявляется как в безответственном, постоянно грозящем инфицированием поведении, так и в недооценке проблемы со стороны государственных органов.

В сознании же самих ВИЧ-инфицированных на первом плане ока­зывается страх перед дискриминацией и стигматизацией, социальным остракизмом.

ВИЧ/СПИД не только медицинская проблема, и для ее решения требуется участие всех вовлеченных сторон. Дискриминация прояв­ляется уже не только негативным отношением, а и действием, и при­водит к тому, что ВИЧ-инфицированные фактически исключаются из общественной жизни, а при раскрытии диагноза - еще и лишаются работы, учебы, поддержки окружающих и социальной помощи. Полу­чение информации врачом о ВИЧ-статусе его пациента часто меняет тактику помощи, даже если на это не было оснований, а также личное отношение врача к пациенту. Распространено также и различное от­ношение врачей и медперсонала к ВИЧ-позитивным в зависимости от пути инфицирования (инъекционный, гомосексуальный и половой стигматизируются больше, чем в случае заражения при медицинских манипуляциях или при рождении). Нетерпимость и дискриминация, низкий уровень знаний, а как следствие - невежество и предрассудки, существующие как в обществе, так и у медицинских работников, огра­ничивают доступ ВИЧ-инфицированных к корректной информации о личном здоровье и безопасности, медицинским и другим службам, что в итоге усугубляет неинформированность самих ЛЖВС и ведет к усилению темпов распространения инфекции. Таким образом, следу­ет признать, что, защищая права и достоинство ВИЧ-положительного человека, общество тем самым защищает и себя.

Запрет на какую-либо дискриминацию является нормой между­народного права, содержится во многих документах, принятых раз­

личными международными организациями. В связи с этим можно напомнить и моральное обязательство врача, содержащееся в «Же­невской декларации» ВМА: «Я не позволю соображениям пола или возраста, болезни или недееспособности, национальной или расовой принадлежности, сексуальной ориентации или социального положе­ния встать между исполнением моего долга и моим пациентом».

В 1985 г. в Нидерландах для наркоманов была введена практика бесплатного обмена использованных шприцов или игл на стерильные. Наряду с эпидемиологической целесообразностью данной программы в ней присутствовал также и антидискриминационный аспект.

В первых документах, принятых ВОЗ, ВМА и другими организа­циями в связи с нарастанием пандемии СПИДа, одно из центральных мест заняло специально выделяемое требование не допускать дис­криминации ВИЧ-инфицированных, а также лиц, представляющих «группы риска», т.к. дискриминация ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом не только попирает права человека, но и подрывает осново­полагающие принципы общественного здравоохранения. Она может провоцировать у инфицированного или больного чувство мести, спо­собное превратить его в преднамеренного распространителя инфекции.

Отказ врачей и других представителей медицинской профессии оказывать помощь ВИЧ-инфицированным - это самая напряжен­ная с точки зрения медицинской этики проблема. Подобный отказ не отвечает не только нормам медицинской этики и этики вообще, но и требованиям закона, который гласит, что: «ВИЧ - инфицированным оказываются на общих основаниях все виды медицинской помощи по клиническим показаниям» (ст.14 закона «О предупреждении распро­странения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека»); «не допускается ... отказ ... в приеме в ... учреждения, ока­зывающие медицинскую помощь» (ст. 17 того же закона).

Наряду с отказом в помощи ВИЧ-инфицированным и больным СПИДом грубейшим нарушением профессиональной медицинской этики является разглашение соответствующего диагноза.

Ст. 61 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граж­дан» - «Врачебная тайна» содержит не только определение объекта врачебной тайны, но и требование, которое хотелось бы подчеркнуть особо: «Гражданину должна быть подтверждена конфиденциальность передаваемых им сведений». В этой статье перечислены ситуации, до­пускающие передачу сведений о пациенте, составляющих врачебную тайну, без его согласия; одной из таких ситуаций является «угроза рас­пространения инфекционных заболеваний».

Как видим, врач и здесь призван искать компромисс между лич­ными интересами пациента, с одной стороны, и общественными ин­тересами, с другой.

<< | >>
Источник: Медицинская этика и деонтология (часть III) : учебное пособие / Л.Д. Ерохина [и др.]. - Владивосток : Медицина ДВ,2017. - 228 с.. 2017

Еще по теме «Спидофобия» и требования медицинской этики:

  1. Раздел і Эволюция традиционной медицинской этики
  2. Требования к организации аналитической части микробиологического мониторинга
  3. Функциональные обязанности лиц, ответственных за выполнения требований рекомендаций:
  4. Общие требования к организации микробиологического мониторинга чувствительности/устойчивости микроорганизмов, циркулирующих в ЛПМО.
  5. Античная модель врачебной этики
  6. Вопросы этики
  7. Принципы биомедицинской этики
  8. Основополагающие документы биомедицинской этики
  9. Понятие биомедицинской этики
  10. Оптимизация обеспечения эпидемиологической безопасности при использовании медицинского оборудования и медицинских изделий в режимных и специализированных отделениях медицинских организаций. Федеральные клинические рекомендации. - Москва,2015. - с., 2015
  11. Институциализация биомедицинской этики
  12. Приложение 11 ПАМЯТКА ДЛЯ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ СТАНЦИИ (ОТДЕЛЕНИЯ) СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ПО ПРИЕМУ ВЫЗОВА СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ
  13. Сущность морали и этики
  14. Тема 17. Новые проблемы биомедицинской этики
  15. РазделIII Смысложизненные проблемы БИОМЕДИЦИНСКОЙ этики
  16. Клонирование как проблема биомедицинской этики
  17. РазделII Общие проблемы БИОМЕДИЦИНСКОЙ этики