<<
>>

Оценка взаимосвязи показателей общего и висцерального ожирения у пациентов ИБС с основными и дополнительными метаболическими факторами риска

Для оценки взаимосвязей изучаемых показателей общего и висцерального ожирения у больных ИБС с метаболическими ФР был проведен корреляционный анализ по Спирмену. Результаты анализа представлены в таблице 3.11.

Таблица 3.11 - Корреляционный анализ показателей ожирения с другими ФР

ФР Показатели ожирения
тЭЖТ ОТ ИМТ
тЭЖТ, мм r = 0,194 p = 0,007 r = 0,106 p = 0,146
ОТ, см r = 0,194 p = 0,007 r = 0,410 p < 0,001
ИМТ, кг/м2 r = 0,106 p = 0,146 r = 0,410 p < 0,001
Возраст, лет r = 0,025 p = 0,725 r = 0,148 p = 0,042 r = 0,260 p = 0,003
Глюкоза, ммоль/л r = 0,021 p = 0,767 r = 0,135 p = 0,055 r = -0,061 p = 0,402
Инсулин, мкМЕ/мл r = 0,202 p = 0,005 r = 0,188 p = 0,009 r = 0,119 p = 0,105
Индекс HOMA-IR r = 0,203 p = 0,005 r = 0,172 p = 0,018 r = 0,121 p = 0,098
ХС ЛПВП, ммоль/л r = -0,174 p = 0,017 r = -0,129 p = 0,079 r = -0,014 p = 0,840
ХС ЛПНП, ммоль/л r = 0,144 p = 0,048 r = 0,060 p = 0,411 r = -0,018

p =0,797

ТГ, ммоль/л r = 0,153 p = 0,036 r = 0,021 p = 0,761 r = -0,087 p = 0,235
Апо А1, г/л r = -0,145 p = 0,044 r = -0,034 p = 0,641 r = 0,131 p = 0,074
Апо В r = 0,084 p = 0,560 r = 0,093 p = 0,202 r = 0,106 p = 0,146
САД, мм рт.
ст.
r = 0,074 p = 0,313 r = 0,115 p = 0,080 r = 0,178 p = 0,015
ДАД, мм рт. ст. r = 0,125 p = 0,089 r = 0,170 p = 0,019 r = 0,156 p = 0,032

Примечания: r - коэффициент корреляции Спирмена; р - уровень статистической значимости; жирным шрифтом выделена статистически значимая связь между ФР

Маркер абдоминального ожирения - ОТ показал взаимосвязь с показателями ИР, уровнем ДАД и слабую положительную корреляционную связь с возрастом. ИМТ не показал взаимосвязи с показателями липидного, углеводного обмена. Была получена взаимосвязь ИМТ только с цифрами САД, ДАД и возрастом.

Взаимосвязи тЭЖТ с возрастом не выявлено. При проведении анализа взаимосвязи тЭЖТ с антропометрическими показателями была получена корреляция тЭЖТ только с ОТ, взаимосвязи с ИМТ выявлено не было.

Кроме того, при исследовании на всей группе обследования (n = 186) тЭЖТ коррелировал с наибольшим количеством изучаемых метаболических ФР: инсулином, индексом HOMA-IR, ХС ЛПВП, ХС ЛИНИ, ТГ, Апо А1. Сила связи тЭЖТ и уровней липидов была слабой, что, возможно, объясняется тем, что группу исследования составили пациенты высокого сердечно-сосудистого риска, которые получали гиполипидемическую и гипотензивную терапию, что могло повлиять на результаты анализа.

Учитывая, что на всей группе исследования сила взаимосвязи тЭЖТ с показателями ИР была слабой, дополнительно проведен корреляционный анализ в группе с более высокими значениями тЭЖТ, как в группе предположительно с более выраженными метаболическими нарушениями. Так как в настоящее время не существует общепринятого порогового значения тЭЖТ, эмпирически была выделена группа с тЭЖТ ≥ 6мм и повторно проведен корреляционный анализ тЭЖТ с показателями ИР.

Было выявлено, что у пациентов в группе с более высокими показателями тЭЖТ наблюдалась более сильная корреляционная связь тЭЖТ с инсулином и индексом HOMA-IR (рис.

3.5).

Рисунок 3.5 - Корреляционный анализ тЭЖТ с уровнем инсулина и индексом HOMA-IR у пациентов с тЭЖТ ≥ 6 мм

Оценить взаимосвязь тЭЖТ с метаболическими ФР в рамках данного исследования вне зависимости от возраста было невозможно, т.к. по классификации ВОЗ группу молодых пациентов (до 40 лет) в нашем исследовании составили только 2 человека, а остальные 184 мужчины относились к категории среднего возраст (40 - 75 лет).

Для сравнительной оценки взаимосвязи показателей ожирения с адипокинами была проведена каноническая корреляция. Коэффициент канонической корреляции между показателями ожирения и адипокинами составил 0,536, скорректированный коэффцициент канонической корреляции на объем наблюдений был равен 0,525, уровень значимости для полученной корреляции составил < 0,001. На рисунке 3.6 представлена положительная взаимосвязь между адипокинами и показателями ожирения, которая представлена в виде эллипса вытянутого вверх и вправо.

Рисунок 3.6 - График канонической корреляции между подмножеством показателей ожирения и подмножеством адипокинов

Наибольший вклад в формирование взаимосвязи между двумя подмножествами признаков из маркеров ожирения внес показатель тЭЖТ, модуль стандартизованного коэффициента корреляции составил 0,693. У показателя ОТ модуль стандартизованного коэффициента корреляции был значительно ниже, чем у тЭЖТ - 0,388 и наименьший вклад в формирование связи внес показатель ИМТ - 0,252. Наибольший вклад в формирование взаимосвязи из адипокинов внес резистин (r = 0,656), большой вклад внес лептин (г = 0,531) и наименьший, но значимый - дипонектин (r = 0,261).

При проведении канонической корреляции между совокупностью показателей ожирения и провоспалительными цитокинами корреляционной зависимости получено не было.

Коэффициент канонической корреляции между показателями ожирения и цитокинами составил 0,267, скорректированный коэффициент канонической корреляции на объем наблюдений был равен 0,202, уровень значимости для полученной корреляции составил 0,072. Учитывая

полученные результаты канонической корреляции, дополнительно проведен корреляционный анализ по Спирмену показателей тЭЖТ и ОТ с цитокинами (рис. 3.7 и 3.8). Показатель тЭЖТ положительно коррелировал с ФНО-ц и ИЛ-6. Самая интенсивная связь была выявлена между тЭЖТ и ИЛ-6 (г = 0,328; p < 0,001).

Рисунок 3.7 - Корреляционная связь тЭЖТ с провоспалительными цитокинами

Корреляционной взаимосвязи ОТ с ФНО- α и ИЛ-6 выявлено не было

(рис. 3.8).

Рисунок 3.8 - Корреляционная связь ОТ с провоспалительными цитокинами

Таким образом, при анализе взаимосвязи тЭЖТ с метаболическими ФР было выявлено, что в группах с показателями тЭЖТ более 6 мм (группа тЭЖТ6-9 мм и группа тЭЖТ ≥ 10 мм) определялись более высокие показатели ТГ, Апо В и более низкие показатели ХС ЛПВП, Апо1, чем в группе с тЭЖТ ≤ 5 мм. Также была выявлена связь тЭЖТ с наличием АГ по результатам таблицы сопряженности. Кроме того, у пациентов, имеющих максимальное количество основных метаболических ФР (углеводные, липидные нарушения и АГ), были самые высокие средние показатели тЭЖТ 9 (7; 10) мм в сравнении с группой пациентов с МС в целом и группой пациентов без МС.

У пациентов в группах с показателями тЭЖТ 6 - 9 мм и тЭЖТ ≥ 10 мм отмечались более высокие показатели инсулина и индекса HOMA-IR, чем в группе с тЭЖТ ≤ 5 мм. Также в группе с показателями тЭЖТ ≥ 10 мм 59 % пациентов имели нарушения углеводного обмена, что было значительно выше, чем в 2 других группах с более низкими значениями тЭЖТ.

Также в группах с тЭЖТ 6 - 9 мм и тЭЖТ ≥ 10 мм были выявлены более

высокие значения лептина и резистина и более низкие значения адипонектина, чем в группе с тЭЖТ ≤ 5 мм. Кроме того, группы с разной тЭЖТ отличались по средним показателям ИЛ-6 и ФНО- а.

При анализе взаимосвязи тЭЖТ с метаболическими ФР была получена положительная корреляционная связь этого показателя с инсулином, индексом HOMA-IR, ХС ЛИНИ, ТГ и отрицательная корреляционная связь с ХСЛПВП и Апо1. Кроме того, в группе с более высокими показателями тЭЖТ ( ≥ 6 мм) наблюдалась более сильная связь тЭЖТ с показателями ИР. Показатель тЭЖТ корелировал с ФНО-а и ИЛ-6.

Из антропометрических показателей ожирения тЭЖТ коррелировала только с ОТ, с ИМТ взаимосвязи получено не было.

При проведении канонической корреляции между подмножеством показателей ожирения и подмножеством адипокинов наибольший вклад в формировании связи внес показатель тЭЖТ.

При проведении сравнительного анализа взаимосвязи с метаболическими ФР антропометрических показателей, используемых в клинической практике для оценки ожирения, было выявлено, что ИМТ не был статистически значимо связан с метаболическими ФР как по результатам корреляционного анализа, так и в результате сравнения средних показателей ИР в группах с разной степенью общего ожирения.

Группы с ОТ ≥ 94 см не отличались по основным метаболическими ФР от группы без АО. Была выявлена взаимосвязь между качественным показателем АО и наличием АГ, но интенсивность связи была слабее, чем у групп по тЭЖТ. В группе с АО были более высокие показатели лептина и резистина, но уровень статистической значимости был ниже при сравнении с тЭЖТ. Средние показатели провоспалительных цитокинов ИЛ-6 и ФНО-а в группах с АО и без АО не отличались.

У пациентов с АО значимые различия средних значений метаболических ФР наблюдались только между группами с ОТ < 94 см и группой с выраженным АО и ОТ ≥ 102 см. Кроме того, в группе с АО при показателе ОТ

≥ 102 см 65 % имели нарушения углеводного обмена. Возможно, в группу пациентов с ОТ 94 - 102 см вошли пациенты не только с увеличением количества висцеральной жировой ткани, принимающих важное участие в процессах ИР и метаболических нарушений, но и пациенты с увеличением подкожной ЖТ, которая является инертной тканью, не обладающей нейрогуморальной активностью. Также показатель ОТ в отличие от тЭЖТ коррелировал только с показателями ИР и ДАД, но не было получено взаимосвязи с липидным спектром крови. Показатель ОТ не показал взаимосвязи с провоспалительными цитокинами (ФНО-а и ИЛ-6). Показатель ОТ внес вклад в формирование взаимосвязи при проведении канонической корреляции показателей ожирения с адипокинами, но стандартизованный коэффициент корреляции у ОТ был ниже, чем у тЭЖТ.

Полученные данные указывают на то, что важную роль в патогенезе метаболических нарушений выполняет не столько увеличение массы тела за счет инертного жира, сколько объем ВЖТ, степень увеличения, которой отражает линейная тЭЖТ.

4

<< | >>
Источник: Веселовская Надежда Григорьевна. КЛИНИЧЕСКОЕ И ПРОГНОСТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЭПИКАРДИАЛЬНОГО ОЖИРЕНИЯ У ПАЦИЕНТОВ ВЫСОКОГО СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОГО РИСКА. Диссертация на соискание учёной степени доктора медицинских наук. Барнаул - 2014. 2014

Еще по теме Оценка взаимосвязи показателей общего и висцерального ожирения у пациентов ИБС с основными и дополнительными метаболическими факторами риска:

  1. Особенности показателей инсулинорезистентности у пациентов ИБС с общим и висцеральным ожирением
  2. Сравнительная характеристика пациентов с метаболическим синдромом и без него в группах с различными диагностическими критериями висцерального ожирения
  3. ЭПИКАРДИАЛЬНОЕ ОЖИРЕНИЕ И МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ РИСКА
  4. Сравнительная характеристика степени тяжести поражения коронарного русла у пациентов с метаболическим синдромом и без него в группах с различными диагностическими критериями висцерального ожирения
  5. ВЗАИМОСВЯЗЬ ТОЛЩИНЫ ЭПИКАРДИАЛЬНОЙ ЖИРОВОЙ ТКАНИ И ДРУГИХ ФАКТОРОВ РИСКА С ИНДЕКСОМ РАСПРОСТРАНЕННОСТИ КОРОНАРНОГО АТЕРОСКЛЕРОЗА У БОЛЬНЫХ ИБС
  6. Метаболические факторы риска и ХБП у пациентов с артериальной гипертензией
  7. Абдоминальное ожирение как основной критерий диагностики метаболического синдрома
  8. Анализ взаимосвязи толщины эпикардиальной жировой ткани и других факторов риска с распространенностью коронарного атеросклероза
  9. Взаимосвязь СОАС с факторами риска ССЗ и различными проявлениями РА.
  10. Ожирение как фактор риска сердечно-сосудистых заболеваний
  11. ОСОБЕННОСТИ РЕМОДЕЛИРОВАНИЯ МИОКАРДА И ЕГО ФУНКЦИИ У ПАЦИЕНТОВ С ИБС И ЭПИКАРДИАЛЬНЫМ ОЖИРЕНИЕМ
  12. Сравнительная характеристика метаболического профиля пациентов с ИБС с разными толщиной эпикардиальной жировой ткани и окружностью талии
  13. Глава VI. ОЦЕНКА ГЕМОДИНАМИЧЕСКИХ, МЕТАБОЛИЧЕСКИХ, ГОРМОНАЛЬНО-РЕГУЛЯТОРНЫХ ФАКТОРОВ, ФОРМИРУЮЩИХ ГИПЕРТЕНЗИВНЫЙ ФЕНОТИП У ПАЦИЕНТОВ С ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ В СОЧЕТАНИИ С ХРОНИЧЕСКИМ ВИРУСНЫМ ГЕПАТИТОМ С И НЕАЛКОГОЛЬНЫМ СТЕАТОГЕПАТИТОМ
  14. ЭПИКАРДИАЛЬНОЕ ОЖИРЕНИЕ КАК ФАКТОР РИСКА РЕСТЕНОЗА КОРОНАРНЫХ АРТЕРИЙ ПОСЛЕ ИХ СТЕНТИРОВАНИЯ
  15. ВЛИЯНИЕ ОСНОВНЫХ ФАКТОРОВ РИСКА НА ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ РЕСПИРАТОРНОЙ СИСТЕМЫ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ ОБСТРУКТИВНОЙ БОЛЕЗНЬЮ ЛЕГКИХ
  16. АСПЛЕНИЯ, ТЯЖЕЛАЯ ВНЕБОЛЬНИЧНАЯ ПНЕВМОНИЯ, СВЯЗАННЫЙ С ПОСЛЕДНЕЙ ТРОМБОЦИТОЗ ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ ГРАДАЦИИ, ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ РИСКА И БЛАГОПРИЯТНЫЙ ИТОГ РАССМАТРИВАЕМОЙ КЛИНИЧЕСКОЙ КОМБИНАЦИИ
  17. Оценка факторов риска неблагоприятных исходов